"Мы пскопские" - не такие, как в указанном кино."
Меню

Что нового на сайте?
 Обновлено: С  В  Н 

Нет обновлений за последние 7 дней

Вход на сайт
Ник

Пароль


Забыли пароль?

Нет учетной записи?
Зарегистрируйтесь!

Связь с администрацией
Написать в Viber

Счетчики
free counters Яндекс.Метрика

:: Новые статьи ::

 · Укрупнение воинских захоронений в 1940-1960-е гг. ( 21.3.19)
 · Описание границы муниципального образования "Пустошкинский р ( 5.6.17)
 · Культпросветучреждения района в 20-х годах прошлого столетия ( 19.4.17)
 · Схватка на Лысой горе ( 10.4.17)
 · УКРУПНЕНИЕ ВОИНСКИХ ЗАХОРОНЕНИЙ В 1940–1960-е гг ( 10.4.17)


В стихах и песнях она продолжается...
Опубликовано: Tigl , Включено: 15/3/2012

В редакцию поступил материал от опытного журналиста, краеведа Анатолия Ивановича Антонова. Он посвятил свой очерк памяти Котиковой Веры Александровны. Вчера исполнилось сорок дней со дня её смерти, и к этой дате мы и публикуем это литературное и краеведческое посвящение.

На днях встретился я с себежанином, моим давнишним знакомым. Лет десять не виделись. Было о чем поговорить старым краеведам! И вдруг, как-то приглушенно, будто из-под земли, донеслось: «Все на солнышке печется. Лишь прохлада у ручья».
Мой собеседник сунул руку в карман – и на всю улицу зазвучало: «Там струя о камень бьется, Моет пеной берега». Я, конечно, сразу узнал песню Игоря Петрова на стихи Веры Александровны Котиковой в исполнении его же, талантливого самодеятельного композитора, и Галины Петровны Курченко, заведующей Соинской библиотекой. Проходившая мимо нас молодая женщина, услышав песню, очевидно, ей тоже знакомую, стала подпевать голосам, доносившимся из мобильника. – Откуда она у тебя?..
– Не догадываешься? – вопросом на вопрос ответил мой собеседник. – Забыл, что ли? Ты же мне диск с записью песен Игоря Петрова на слова местных поэтов года два назад присылал. Вот эту веселую песню про прохладу у ручья я и переписал на мобильник.
Забыл… Да, немудрено и забыть, таких дисков несколько десятков разослал я во все концы страны своим друзьям и просто хорошим знакомым. – Доброе дело сделали вы, пустошане, для всех нас, кто любит песни о нашем крае. На нашей улице многие себежане с диска на свои мобильники песни переписали. И теперь их можно услышать везде. На твоем, видимо, тоже вместо звуков звучит… – Да, «Пустошкинская раздольная»…– А стихи Веры Котиковой я слышал, как говорят, живьем, – продолжал мой приятель. – Она несколько раз приезжала в наш город. Ой, как ей аплодировали! Знаю, что у нее была тесная творческая дружба с нашим поэтом Николаем Костюченко. Песни на его стихи звучат по всей Псковщине. Недаром ему присвоено звание Почетного гражданина Себежского района. А вы, пустошане, такого титула свою поэтессу удостоили? – Увы, не успели, – грустно ответил я. – Так внезапно ушла от нас Вера Александровна… – Как ушла? – Трагически погибла при пожаре. Наш разговор, начавшийся на веселой, жизнерадостной ноте, закончился со слезами на глазах. В это время рядом с нами остановилась «легковушка». – Мои приехали… И, садясь в машину: – Выше голову с песней Веры Котиковой. Ведь в песне ее жизнь продолжается… А теперь про другую встречу, которая, наверно, не забудется никогда. …В тот день в Центре социального обслуживания населения собрались, как мне казалось, все жители района из числа инвалидов по зрению. На длинных столах буквально «живого места» не было от разнообразных угощений. У всех было хорошее, приподнятое настроение, будто совсем забыли обиженные судьбой люди о своих недугах. А какой подъем духа вызвало у собравшихся в зале появление здесь самодеятельных артистов! В гости к инвалидам пожаловал хор ветеранов, известный не только в нашем районе, но и далеко за границами его. – Как слаженно, как задушевно поют! – с волнением прошептала сидевшая рядом со мной моя одноклассница Людмила Кузнецова (теперь Ожегова). – Особенно та женщина, что с краю, мне голос ее кажется знакомым, да вот зрение совсем плохое, рассмотреть не могу. Не успел я удовлетворить живое любопытство Людмилы, как ведущая концерта объявила: – А сейчас Вера Александровна Котикова прочтет свое стихотворение…
– Боже, так это же ты, Верочка! – воскликнула моя одноклассница и уже рванулась было из-за стола. Но я успокоил ее: дескать, потерпи пару минут, иначе концерт сорвешь.
Под бурные аплодисменты зала Людмила бросилась на шею раскланивавшейся залу поэтессы: – Верочка, милая!..– Люсенька, родная моя!..
И зал стал аплодировать еще «горячее», теперь уже им двоим, слившимся в одно крепкое крепкое объятие. – Наверное, сестры нашли друг дружку через много лет, – предположила одна из женщин, сидевших по другой стороне стола.
…Потом Людмила расскажет мне, что в послевоенное время жили они почти рядом, часто встречались… Потом судьба развела их дороги. Вера до конца своей жизни осталась в Пустошке, Люсю «занесло» на самый запад нашей страны – в Калининград. И теперь как большое личное горе переживает такую нелепую смерть «девочки с нашего двора» и прославленной поэтессы. Впрочем, Вера Александровна не только писала прекрасные стихи, которые, как говорят музыканты, сами ложатся на музыку, но и поразительной глубины и правдивости прозу. Читаешь ее рассказы – и перед тобой во всех подробностях проходит твое босоногое детство, будто слышишь живые голо-са наших бабушек и дедушек, научивших нас сызмальства доброте, честности, смекалке.
…У этого рассказа вроде бы такое «бросовое» название – «Ямы». «Ну, и что в них, этих ямах, хорошего, – подумает неискушенный читатель. – Вырыл яму, побросал в нее листьев, гнилых яблок и прочих отходов осеннего сада. Зарыл все это. А толку-то?».
Но девочка из деревни Харино вспоминает совсем о других ямах. О тех, которые какое-то время спустя, спасли людей от голодной смерти, сберегли для них самый ценный, самый необходимый на первых послевоенных порах скарб, а иногда и то, чем дорожи-ли многие поколения крестьян. Вот и Верин дедушка Капитон аккуратно упрятал в ямы не только зерно и картофель, но и две разобранные прялки, швейную машинку и семейную реликвию – икону пресвятой Богородицы. И когда линия фронта прошла через Харино, люди, вернувшиеся на родные селибы, все упрятанное в ямы нашли в полной сохрнности. К сожалению, так бывало не везде. Читая этот рассказ, я вспомнил свою деревню Ружьи, которая находилась недалеко от Харина. Но в Ружьях фронт задержался надолго. И когда сельчане вернулись на пустое место, где стояла прежде деревня, то из десятка зарытых ям нашли лишь одну не тронутую. Казалось, лишь ее владелица выживет, остальные умрут от голода. Но хозяйка ямы тетя Шура распорядилась по-своему. Она всю картошку, что была в яме, разделила между сельчанами: кому по ведру, кому по четыре – в зависимости от числа едоков в семье. Сама осталась с двумя ведрами. Но деревню спасла от смерти. Вот какие люди жили в наше время! О людях вот с такими же добрыми душами тепло и нежно и рассказывала Вера Александровна в своих стихах и прозе. Нельзя без волнения читать ее рассказ о любимом учителе Казакевиче Иване Тимофеевиче. Это он научил Веру как надо выразительно читать стихи запрещенного тогда Сергея Есенина. Именно он, Иван Тимофеевич, которому его робкая ученица осмелилась прочитать свою четырехстрочную частушку про Юрку и Катюшу, заметил в ней первую большую искру будущего «костра» – самобытного таланта поэтессы-песенницы и прозаика. Иван Тимофеевич!.. Пожалуй, все мы с затаенными сердцами слушавшие его уроки, назовем его нашим любимым учителем. Его образу вечно жить в наших сердцах! То же самое скажем мы и о Дарье Иосифовне Раевой, которой бывшая ее ученица посвятила одно из лучших своих стихотворений. О самобытном творчестве Веры Александровны Котиковой можно говорить без конца. Но лучше всего самому прочитать написан-ное ею. И не только прочитать, но и прослушать, и пропеть. Ведь каждое ее стихотворение, «переложенное» на музыку, да еще при душевно переживающем исполнителе, производит такое воздействие на ум и сердце, что это чувство словами не выразить. А теперь коротко о тех, кто с такой теплотой, неподдельной искренностью несет в народ плоды этого творчества. Честь и хвала, прежде всего, нашей районной газете, которая охотно публиковала и публикует все самое лучшее, что выходило из-под пера едва ли не самой талантливой на пустошкинской земле женщины. «Автор выражает огромную благодарность и признательность… за оказанную помощь в издании сборника»… такие слова коллективу нашей типографии выразила Вера Александровна в послесловии позитор. Живет он теперь и работает под Петербургом. Но ни на один день не забывает «маленькую точку» на карте Псковщины моей. Летом 2008 он впервые приехал на берег озера Усвеча, на малую родину первого на псковщине Героя Советского Союза Лазарева Ивана Романовича. «Опробовал» здесь свой голос и звон семиструнной подруги – гитары. И сразу понял: в этих живописных местах поется особенно легко и вдохновенно. Потом появился еще и еще раз. И уже не один, а с заведующей Соинской сельской библиотекой Галиной Петровной Курченко. Дуэтом они пели не только на крутом берегу Усвечи, но и в более людных местах – Пригородном клубе (деревня Заболотно), в Долосцах, в Соине. И везде буря аплодисментов. Слушатели и зрители дружно солистам подпевали. Значит, знают и любят люди песни на стихи местных поэтов, особенно Галины Соловьевой и Веры Котоиковой. … Теперь «Творческие встречи» на берегу Усвечи стали регулярными. Вот и песня «Сенокосная пора», которая так внезапно, но вполне «законно» «вытекла» из мобильника моего друга – себежанина, «легла на диск» здесь, в одном из самых живописнейших уголков нашего голубого озерного края.
Следующую нашу встречу здесь мы, конечно, полностью посвятим творчеству и светлой памяти Веры Александровны Котиковой.
И невольно вспоминаются ее стихотворные строки, обращенные к известному на Псковщине писателю, журналисту, краеведу Валентину Краснопевцеву: «Теперь его уж с нами нет. В стихах он продолжается». Кажется, эти строки она написала о себе. Но она продолжается не только в стихах, но и в песнях, рассказах своих, в сердцах народных, в памяти людской.
А. Антонов, журналист, Опубликовано в районной газете "Вперед" 24 * (10324) * Среда 14 марта 2012года. г. Пустошка



Светлой памяти
Унесла круговерть
Александровну
В облака – обаянье, талант…
Уснули её куплеты,
Без неё зацветёт их сад.
Без неё расцветут ромашки,
Без неё васильки и люпин,
Мы – стихов её почитатели,
Вместе с родными скорбим.
А какие стихи писала!
Прославляя любовь, красоту,
О верности, дружбе, надеждах
Мы все потеряли Звезду!
Каждое слово – росинка,
Каждая мысль светла,
Ум и своё обаяние
Стихами дарила она.
В хоре была ветеранов,
С концертами – на село,
Песни весёлые, грустные,
Привозили в наше Реблё.
Невосполнима родным утрата,
Боже, дай сил пережить,
Я верю, Вера Александровна
Всем завещала жить.
Упокой, Господь, её душу,
Пухом пусть будет земля,
Ваш талант получили внуки,
Сборник стихов – семья.

т. Слышкова, д. Реблё
[ Вернуться в раздел История и краеведение: | Вернуться в главный раздел ] Страница для печати Послать эту статью другу
- Генерация страницы: 0.059708 секунд -