"Мы пскопские" - не такие, как в указанном кино."
Меню

Что нового на сайте?
 Обновлено: С  В  Н 

Нет обновлений за последние 7 дней

Вход на сайт
Ник

Пароль


Забыли пароль?

Нет учетной записи?
Зарегистрируйтесь!

Связь с администрацией
Написать в Viber

Счетчики
free counters Яндекс.Метрика

:: Новые статьи ::

 · Укрупнение воинских захоронений в 1940-1960-е гг. ( 21.3.19)
 · Описание границы муниципального образования "Пустошкинский р ( 5.6.17)
 · Культпросветучреждения района в 20-х годах прошлого столетия ( 19.4.17)
 · Схватка на Лысой горе ( 10.4.17)
 · УКРУПНЕНИЕ ВОИНСКИХ ЗАХОРОНЕНИЙ В 1940–1960-е гг ( 10.4.17)


Репрессированные за веру. По страницам «Псковского синодика»
Опубликовано: Tigl , Включено: 14/4/2010

Репрессированные за веру.
По страницам «Псковского синодика».

Псковской епархией в течение нескольких лет проводился сбор материала о пострадавших за веру людей  в годы гонений на церковь. Результатом этой работы явилась книга «Псковский синодик». 
Основным источником сведений «Псковского синодика» стало многотомное издание «Не предать забвению. Книга Памяти жертв политических репрессий. Псковская область». Областная «Книга Памяти» посвящена судьбам репрессированных по политическим мотивам и затем реабилитированных земляков.
 В «Книге...» приводятся фамилии более 45000 репрессированных. Из них в «Псковский синодик» вошло около 1000 человек из числа священноцерковнослужителей, а также тех, кто исповедовал веру Христову или имел какое-либо отношение к церкви. Фактически пострадавших за веру на Псковщине значительно больше.
Кроме того, в «Псковском синодике» были использованы материалы других изданий, таких как «Ленинградский мартиролог», «Синодик
 С.-Петербургской епархии», Книга памяти жертв политических репрессий «Бутовский полигон», «Сквозь огонь мучений и воды слез...» и др.
Важными источниками сведений о псковских новомучениках стали материалы различных архивов.
 Некоторые страницы книги «Псковский синодик» посвящены судьбам наших земляков, людей пострадавших за веру в бога.

НИКИФОРОВСКИЙ ПЕТР ТАРАСОВИЧ, 1867 г. р., уроженец д. Загорье  Пустошкинского уезда, духовного сословия; отец его служил диаконом в г. Опочка.  Петр Тарасович закончил Витебскую Духовную семинарию. После окончания с 1891 г. служил псаломщиком. С 1904 г. в этой же должности в церкви погоста Толвиц Псковского уезда. В 1907 г. перемешен в с.Утретки Псковского уезда. Являлся членом Братства Кирилла и Мефодия. Рукоположен в сан священника не позднее 1923 г. Первый раз арестован и осужден ОС при коллегии ОПТУ 12 ноября 1931 г, по ст. 58-10-11 УК РСФСР на 3 года высылки в Северный край. Повторно арестован 2 августа 1937 г., осужден «тройкой» УНКВД Калининской обл. по ст. 58 - 10, ч, 1 УК РСФСР 20 сентября 1937 г. к расстрелу. Реабилитирован 18 июля 1995 г.

СХИМОНАХИНЯ ГЕННАДИЯ, в миру НАТАЛИЯ НИКАНДРОВНА ПАРАЕВА, родилась в 1865 г. в д. Шалохово Невельского уезда. До 17-ти лет жила с родителями-крестьянами и вела обычный для деревни образ жизни. Образования не получила, но грамоту знала. Войдя в возраст, поступила в Старо-Вознесенскую обитель г. Пскова. Управляла обителью тогда игумения Евгения, уроженка Белоруссии, ее землячка. Послушание Наталия несла в монастырском саду и на огороде. Пройдя обычный для монашествующих искус, была пострижена в мантию с именем Евтропия.
Мать Евтропию в монастыре звали «Босоножка». Она всегда, даже зимой, ходила босиком - такой взяла на себя подвиг. После закрытия Старо-Вознесенского монастыря мать Евтропия уехала на родину и полтора года жила с родными в Белоруссии. Затем вернулась обратно в привычную и дорогую ее сердцу монашескую среду - родные не могли понять ее устремлений: "Ищите прежде Царства Божия и правды Его, и все остальное приложится вам" (Матф. 6 : 33). Еще 2 года она прожила в Иоаниовском монастыре, пока он не был закрыт окончательно. После закрытия и этого монастыря вместе с монахиней Апполинарией, своей родственницей, нашла пристанище в городской квартире у благочестивой мирянки Татьяны Синельниковой.
В 1927 г. Псковскую кафедру возглавлял архиепископ Макарий (Звездов-Макаров), который проживал в Пскове, хотя имел титул епископа Великолукского и Торопецкого, поскольку в Пскове (по неуточненным данным) ему было отказано в регистрации. Он совершил постриг монахини Евтропии в великую схиму с наречением ей имени Геннадия. Наречение имени могло быть совершено в память о епископе Геннадии (Туберозове) (+ 1.06.1923), борце с обновленчеством, скончавшимся в расцвете сил в возрасте 49-ти лет не без помощи НКВД. Память о Владыке Геннадии в те времена была еще очень жива в народе, поскольку Владыку любили и почитали как человека святой жизни.
Владыка Макарий благословил монахинь собирать и рассылать продукты духовенству в ссылки и лагеря. Когда монахинь арестовали, при обыске у них обнаружили «Семь килограмм масла порциями по одному и полтора килограмма, муки пуда три - четыре в разных мешках, яиц штук 50...». Очевидно, это накапливались продукты для рассыли в лагеря. Характерная деталь, что при этом монахини, по заключению тюремного врача, имели дистрофию - упадок сил от недостаточного питания.
Мать Геннадия, приходящих к ней на совет, принимала у себя в келье.
Первое, что она делала - старалась возродить, поддержать в человеке веру. Советовала все обстоятельства жизни, всякую нужду свою отдавать в руки Божий, на волю Божию, и - больше молиться. Когда ей задавали очень актуальный в те времена вопрос - можно ли вступать в колхозы - она отвечала так: «если хотите, вступайте, если не хотите, - не вступайте. Если и вступите - в ад не попадете, если не вступите - в рай не попадете». Еще в 30-е годы старица предсказывала, что будет война (имеется в виду Великая Отечественная). Люди жаловались на тяжелую жизнь, на то, что власти отбирают хлеб и скот. Мать Геннадия отвечала, что «отбирают за дело, потому что Бога забыли». «Потому и отбирают, потому и дал вам Бог такие колхозы, - повторяла она, - что не верите в Бога».
На допросах матушка так говорила: «Я, как верующая в Бога, всегда служила Богу и буду Репрессированные за веру.
По страницам «Псковского синодика».

Псковской епархией в течение нескольких лет проводился сбор материала о пострадавших за веру людей  в годы гонений на церковь. Результатом этой работы явилась книга «Псковский синодик».
 
Основным источником сведений «Псковского синодика» стало многотомное издание «Не предать забвению. Книга Памяти жертв политических репрессий. Псковская область». Областная «Книга Памяти» посвящена судьбам репрессированных по политическим мотивам и затем реабилитированных земляков.
 В «Книге...» приводятся фамилии более 45000 репрессированных. Из них в «Псковский синодик» вошло около 1000 человек из числа священноцерковнослужителей, а также тех, кто исповедовал веру Христову или имел какое-либо отношение к церкви. Фактически пострадавших за веру на Псковщине значительно больше.
Кроме того, в «Псковском синодике» были использованы материалы других изданий, таких как «Ленинградский мартиролог», «Синодик
 С.-Петербургской епархии», Книга памяти жертв политических репрессий «Бутовский полигон», «Сквозь огонь мучений и воды слез...» и др.
Важными источниками сведений о псковских новомучениках стали материалы различных архивов.
 Некоторые страницы книги «Псковский синодик» посвящены судьбам наших земляков, людей пострадавших за веру в бога.

НИКИФОРОВСКИЙ ПЕТР ТАРАСОВИЧ, 1867 г. р., уроженец д. Загорье  Пустошкинского уезда, духовного сословия; отец его служил диаконом в г. Опочка.  Петр Тарасович закончил Витебскую Духовную семинарию. После окончания с 1891 г. служил псаломщиком. С 1904 г. в этой же должности в церкви погоста Толвиц Псковского уезда. В 1907 г. перемешен в с.Утретки Псковского уезда. Являлся членом Братства Кирилла и Мефодия. Рукоположен в сан священника не позднее 1923 г. Первый раз арестован и осужден ОС при коллегии ОПТУ 12 ноября 1931 г, по ст. 58-10-11 УК РСФСР на 3 года высылки в Северный край. Повторно арестован 2 августа 1937 г., осужден «тройкой» УНКВД Калининской обл. по ст. 58 - 10, ч, 1 УК РСФСР 20 сентября 1937 г. к расстрелу. Реабилитирован 18 июля 1995 г.

СХИМОНАХИНЯ ГЕННАДИЯ, в миру НАТАЛИЯ НИКАНДРОВНА ПАРАЕВА, родилась в 1865 г. в д. Шалохово Невельского уезда. До 17-ти лет жила с родителями-крестья¬нами и вела обычный для деревни образ жизни. Образования не получила, но грамоту знала. Войдя в возраст, посту¬пила в Старо-Вознесенскую обитель г. Пскова. Управляла обителью тогда игумения Евгения, уроженка Белоруссии, ее землячка. Послушание Наталия несла в монастырском саду и на огороде. Пройдя обычный для монашествующих искус, была пострижена в мантию с именем Евтропия.
Мать Евтропию в монастыре звали «Босоножка». Она всегда, даже зимой, ходила босиком - такой взяла на себя подвиг. После закрытия Старо-Вознесенского монастыря мать Евтропия уехала на родину и полтора года жила с родными в Белоруссии. Затем вернулась обратно в привычную и дорогую ее сердцу монашескую среду - родные не могли понять ее устремлений: "Ищите прежде Царства Божия и правды Его, и все остальное приложится вам" (Матф. 6 : 33). Еще 2 года она прожила в Иоаниовском монастыре, пока он не был закрыт окончательно. После закрытия и этого монастыря вместе с монахиней Апполинарией, своей родственницей, нашла пристанище в городской квартире у благочес¬тивой мирянки Татьяны Синельниковой.
В 1927 г. Псковскую кафедру возглавлял архиепископ Макарий (Звездов-Макаров), который проживал в Пскове, хотя имел титул епископа Великолукского и Торопецкого, поскольку в Пскове (по неуточненным данным) ему было отказано в регистрации. Он совершил постриг монахини Евтропии в великую схиму с наречением ей имени Геннадия. Наре¬чение имени могло быть совершено в память о епископе Геннадии (Туберозове) (+ 1.06.1923), борце с обновленчеством, скончавшимся в расцвете сил в возрасте 49-ти лет не без помощи НКВД. Память о Владыке Геннадии в те времена была еще очень жива в народе, поскольку Владыку любили и почитали как человека святой жизни.
Владыка Макарий благословил монахинь собирать и рассылать продукты духовенству в ссылки и лагеря. Когда монахинь арестовали, при обыске у них обнаружили «Семь килограмм масла порциями по одному и полтора килограмма, муки пуда три - четыре в разных мешках, яиц штук 50...». Очевидно, это накапливались продукты для рассылки в лагеря. Характерная деталь, что при этом монахини, по заключению тюремного врача, имели дистрофию - упа¬док сил от недостаточного питания.
Мать Геннадия, приходящих к ней на совет, принимала у себя в келье.
Первое, что она делала - старалась возродить, поддержать в человеке веру. Советовала все обстоятельства жизни, вся¬кую нужду свою отдавать в руки Божий, на волю Божию, и - больше молиться. Когда ей задавали очень актуальный в те времена вопрос - можно ли вступать в колхозы - она отвечала так: «если хотите, вступайте, если не хотите, - не вступайте. Если и вступите - в ад не попадете, если не всту¬пите - в рай не попадете». Еще в 30-е годы старица предсказывала, что будет война (имеется в виду Великая Отечественная). Люди жаловались на тяжелую жизнь, на то, что власти отбирают хлеб и скот. Мать Геннадия отвечала, что «отбирают за дело, потому что Бога забыли». «Потому и отбирают, потому и дал вам Бог такие колхозы, - повторяла она, - что не верите в Бога».
На допросах матушка так говорила: «Я, как верующая в Бога, всегда служила Богу и буду служить, и никто этого у меня не отнимет... Ни указаний, ни установок по распрос¬транению религиозного вероучения я ни от кого не получа¬ла. Делала это сама, по личному убеждению, что Бог есть. 

ШАПКИНА МАРИЯ НИКОНОВНА, 1863 г. р., уроженка г. Полоцка Витебской обл., духовного сословия. В возрасте 17 лет по влечению сердца оставила родительский кров и ушла в монастырь. «Поступила в монастырь в 1880 году по своему желанию», - так объясняет она причину, побудившую ее уйти из мира. - "Всем движимым и недвижимым имуществом пользовалась монастырским, своего не было».ШАПКИНА МАРИЯ НИКОНОВНА
Покровский Вербиловский женский монастырь располагался в 20 верстах от г. Пустошка. Обитель была основана в начале XYII в. и сначала заселена монашествующей братией. В конце XIX в. преобразована в женскую.
Монахиня Иоанникия подвизалась в монастыре более 40 лет. Прошла положенный искус, была пострижена в ман¬тию и на одном из монастырских послушаний стала старшей. Об этом она сделала признание на допросе: «Тридцать лет я была старшей монахиней при Пустошкинском монастыре...»
В годы гонений Покровский монастырь закрыли. Некоторое время в нем все же могло оставаться на жительство около 10 насельниц. Но уже в конце двадцатых годов монастырь закрыли окончательно, и большинство сестер репрессировали. По словам  Иоанникии, «...после закрытия монастыря (сестры) были переарестованы и отправлены кто на три года и больше, на разные сроки..»
Годы после закрытия монастыря стали для монахини Иоанникии временем больших скорбей и испытаний. Она вош¬ла уже в преклонные лета, и когда в 1931 г. ее арестовали в первый раз, ей было уже 68 лет. Пустошкинский РО ОГПУ предъявил монахине Иоанникии обвинение в контрреволю-ционной деятельности. По приговору ее выслали из пограничной зоны, которой являлся Пустошкинский район.
Монахине Иоанникии пришлось странствовать. В своих скитаниях она посетила Полоцк, Киев, другие города, где раньше находились монастыри. Везде были гонения, и она вернулась ближе к родным местам, пытаясь найти себе пристанище. На краткое время, смотря по обстоятельствам, останавливалась на жительство в домах у верующих людей в деревнях Новосокольнического района.
Мать Иоанникия никогда не скрывала своей принадлежности к монашескому сословию. Небольшая церковная община, в которую она вошла по месту последнего жительства, собиралась на приходе тайно в разных местах. Молились, читали Слово Божие, святых отцов, слушали рассказы о подвижниках благочестия. Мать Иоанникия жила в ожидании ареста, в те годы все жили пол страхом: доживут ли до утра? Поэтому новый арест, который последовал 12 августа 1937 г., едва ли явился для нее неожиданностью.  Семидесятичетырехлетняя женщина к этому времени была тяжело больна. Она страдала многими болезнями и в том числе пороком сердца, о чем тюремный врач сделал медицинское заключение, сохранившееся в ее следственном деле. В доме, где монахиня в то время проживала, произвели обыск и обнаружили и изъяли так называемые «вещдоки»  Вот список изъятых у нее при аресте вещей по описи, подшитой к делу: две фотографии лиц в монашеской одежде, в том числе изображение о. Иоанна Кронштадтского; «святая молитва», перепечатанная (разрешительная, прим. сост.)- поздравление протоиерея Иоанна Кронштадтского; воззвание к народу о посещении церкви; шесть фотокарточек святых».
Суля по списку изьятого, богатств материальною свойства магь Иоанникия не стяжала. Характерно, что среди «вещдоков» находилась так называемая разрешительная молитва, которая полагается в гроб усопшему по окончании чина отпевания. Монахиня явно готовилась к исходу из этой жизни и разрешительную молитву хранила при себе.
Началось следствие. Монахиня Иоанникия обвинялась в том, что «...состояли членом контрреволюционной церковной группы, систематически вела антисоветскую агитацию против политики советской власти и ее мероприятий, проводила контрреволюционные сборища антисоветского элемента». Частично, а именно то, что она являлась членом церковной группы, мать Иоанникия признала. «Мы все вместе слушали по воскресеньям молебны в церкви и проповеди» ответила она на допросе. Все же остальное  было отвергнуто ею, как явная ложь
Мать Иоанникия признала себя членом церковной общины. Виновной же в контрреволюционной агитации признать себя категорически отказалась.
«Ходили по домам к колхозникам, — говорит о ней и ее сомолитвенниках свидетель, желающий содействовать следствию, — и агитировали ходить в церковь молиться Богу, крестить детей, в праздничные дни не ходить на работу...». Как высшая оценка деятельности матери Иоанникии, ее жизни по Богу явились слова Марии Алексеевны Гультяевой, проходящей по делу: «Меня воспитали в духе монашества отец Василий Цыганков и монахиня Иоанникия Шапкина».
Следствие установило вину монахини Иоанникии: ходила в церковь, молилась Богу, призывала крестить детей и почитать церковные праздники. «Шапкина привлекала к себе верующих и воспитывала их в монашеском духе... прово¬дила контрреволюционные сборища, где, читая Библию, доказывала, что советская власть продержится недолго; все идет по Писанию Божьему...»
21 августа 1937 г. «тройка» УНКВД Калининской обл. приговорила монахиню Иоанникию к высшей мере наказания. 23 августа 1937 г. приговор был приведен в испол¬ение. В этот же день расстреляли и протоиерея Василия Цыганкова, пастыря, который по словам монахини Иоанникии, был для нее самым близким человеком из земных, а также Ирину Бойко, псаломщицу местной церкви, тайную монахиню. Тела мучеников погребены в безвестной мо¬гиле на Тверской земле. Реабилитирована монахиня Иоанникия 22 сентября 1989 г.
 Будников Николай Петрович, 1890 г. р. священник, уроженец Витебского района, жил в д. Яссы Пустошкинского района. Арестован 27 апреля 1931 г. по ст. 58 УК РСФСР. Приговорен к высылке в Северный край сроком на 3 года. Реабилитирован 18 окт. 1991г.
  Вишневский Иоанн Леонтьевич, 1869г.р., священник, уроженец Двинского уезда, Латвия. Жил в д. Алоль Пустошкинского района. Арестован 11 февраля 1931 г. по ст. 58 УК РСФСР.  Лишен права проживать в 12 н.п. с прикреплением к определенному месту жительства на 3 года. Реабилитирован 18 октября 1991.
 Волков Иоанн Федорович, 1882 г.р., священник, проживал в д. Песчанка Пустошкинского района. Арестован 27 апреля 1937 г. , осужден «тройкой» НКВД СССР 27 апреля 1937 г. по ст. 58-10 УК РСФСР на 10 лет лишения свободы. Реабилитирован 29 марта 1909г.
 Гончаров Федор Николаевич, 1880г.р., священник, уроженец д. Сидоры, Беларуссия, проживал в д. Лакуши Пустошкинского района.
Арестован 8 августа 1937 года, осужден «тройкой»  УНКВД Калининской области 20 сентября 1937 года по ст. 58 -10 УК РСФСР на 10 лет лишения свободы. Реабилитирован 11 октября 1999г.
Десницкий Платон Александрович, мирское имя не установлено , 1888 года рождения, уроженец погоста Хвоино Опочецкого уезда, игумен Свято – Сергиевского Великолукского мужского монастыря. Арестован 5 апреля 1931 года по ст. 28 УК РСФСР. Проходил по делу епископа Тихона (Рождественского), «руководителя» вымышленной контрреволюционной организации УКД.  Приговорен к высылке в Казхахстан на 3 года ЧТЛ. Реабилитирован 18 октября 1991 года.
Десницкий Сергей Александрович, 1882 года рождения, священник, уроженец погоста Хвойно Опочецкого района.  Арестован 19 февраля 1933 года. Осужден «тройкой» ПП ОГПУ в ЛВО в апреле 1933 года  по ст. 58-7-10-11 УК РСФСР на 5 лет лишения свободы. Реабилитирован 15 декабря 1955 года.

Никонович Владимир Антонович, 1878 года рождения, священник, уроженец Дриссенского уезда, служил в г.Пустошка. Арестован 27 апреля 1931 года, осужден 12 ноября 1931 года по ст. 58-10-11 УК РСФСР на 3 года лишения свободы. Реабилитирован 18 июля 1995 г.
Тарабух Феодор Исаакович, 1881 года рождения, священник, проживал в д. Рыкшино Пустошкинского района. Арестован 21 февраля 1930 года, осужден «тройкой» ПП ОГПУ в Западной области 8 апреля 1930 года по ст. 58-10 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ.  Реабилитирован 20 августа 1999 года.
Ширяев Андрей Дмитриевич, протоиерей благочинный, 1876г.р., уроженец Беларуссии. Перед арестом проживал в д.Гультяи Пустошкинского района. Арестован 17 апреля 1931 года. Приговорен к 3 годам лишения свободы по ст. 58 УК РСФСР. Реабилитирован 18 октября 1991 года.
Сладкевич Евфросиния Иоанновна, мирское имя не установлено, игуменья, уроженка Волынской губернии. На момент ареста проживала в д. Вербилово Пустошкинского района, где располагался Покровский Вербиловский женский монастырь, закрытый в годы Советской власти. Возможно, игуменья Ефросинья была его настоятельницей. Арестована 20 марта 1931 года по ст. 58-10-11 УК РСФСР. Постановлением органов ОГПУ 13 июля 1931 года дело было прекращено. Реабилитирована.
Гаврилова Анна Гавриловна, 1872 года рождения, монахиня, уроженка д.Лужи Пустошкинского района. Арестована 22 февраля 1930 г. по ст. 58-10-11 УК РСФСР. Осуждена  органами ОГПУ Западной области 22 апреля 1930 года по ст. 58-10, ч. 2 УК РСФСР на 7 лет лишения свободы.  Реабилитирована 11 апреля 1999 года.
Голодова Илария Андреевна, 1875 г.р., уроженка Черниговской губернии, монахиня, проживала в д.Вербилово Пустошкинского района. Арестована 22 февраля 1930 года, осуждена «тройкой» ПП ОГПУ в Западной области 22 апреля 1930 года по ст. 58-10-11 УК РСФСР на 3 года высылки в Северный край. Реабилитирована 25 августа 1999 года.
Заливахина Ефросиния Онуфриевна, мирское имя не установлено, 1900 года рождения,  монахиня, уроженка д. Лужи Пустошкинского района. Арестована 22 февраля 1930года по ст. 58-10-11 УК РСФСР. Органами ОГПУ Западной области дело прекращено. Реабилитирована 25 августа 1999г.

Люди, осужденные за веру в бога. Стойкие, сильные духом люди, готовые скорее расстаться с жизнью, чем с верой своих предков  Их жизненный путь  неразрывно связан с  историей нашей страны. Как из песни слово не выкинешь – так из истории нельзя выкинуть ее черных страниц.
Вот что сказал бывший управляющий Псковской епархии Арсений (Стадницкий).  «Прошлое всякого народа составляет фундамент настоящего, изучение своего  прошлого помогает выработке своего национального самосознания, национального достоинства, понимания смысла родной земли. Знания родной старины составляют основу истинного просвещения и помогают уяснению путей грядуще¬го. Корень зла заключается не столько в недостатке мероприятий и законов, ...сколько в недостатке знаний старины  тесно связанного уважения к ней. Достигнуть этого уваже¬ния и любви к старине, гарантирующих ее целостность, воз-можно только путем познания ея. Нельзя уважать и любить того, чего мы не знаем».

 

 


 

 
Материал по страницам «Псковского синодика»
 подготовила : Т. Яковлева

[ Вернуться в раздел История и краеведение: | Вернуться в главный раздел ] Страница для печати Послать эту статью другу
- Генерация страницы: 0.066133 секунд -