"Мы пскопские" - не такие, как в указанном кино."
Меню

Что нового на сайте?
 Обновлено: С  В  Н 
Users Пользователи001
Сегодня · Вчера · Неделя

Вход на сайт
Ник

Пароль


Забыли пароль?

Нет учетной записи?
Зарегистрируйтесь!

Связь с администрацией
Написать в Viber

Счетчики
free counters

:: Новые статьи ::

 · Укрупнение воинских захоронений в 1940-1960-е гг. ( 21.3.19)
 · Описание границы муниципального образования "Пустошкинский р ( 5.6.17)
 · Культпросветучреждения района в 20-х годах прошлого столетия ( 19.4.17)
 · Схватка на Лысой горе ( 10.4.17)
 · УКРУПНЕНИЕ ВОИНСКИХ ЗАХОРОНЕНИЙ В 1940–1960-е гг ( 10.4.17)


Воспоминание о битве под Ржевом
Опубликовано: Tigl , Включено: 28/3/2011

    Родился Иван Андреевич 10 мая 1922 года в деревне Березно Лукинского сельского Совета Пустошкинского района Калининской области. Его родители: отец Егерев Андрей Алексеевич и мать Ольга Михайловна года рождения в девичестве Зыкова были из одной деревни и занимались хлебопашеством. В период коллективизации вступили в колхоз «Красный ударник», где работали рядовыми колхозниками. В семье он был единственным ребенком. В 1929 году пошел в Рябовскую начальную школу, после ее окончания поступил в Васильковскую школу - семилетку. В 1938 году после окончания семилетки был принят в 8 класс Пустошкинской средней школы, но проучившись полгода, вынужден был вернуться домой, так как заболел отец, и надо было содержать семью. В 17 лет стал работать секретарем Лукинского сельского Совета, потому что был одним из немногих в колхозе, кто имел семь классов образования. Затем прошли выборы в сельские Советы, а так как Ивану Андреевичу не было еще 18 лет, то он не имел права голоса, не мог быть избран депутатом, а поэтому не мог работать секретарем. Секретарем избрали Бабурина Михаила, который работал в конторе Колиховской МТС. А Ивана взяли в МТС счетоводом. В МТС было 10 тракторов, два из них «Фордзоны», 2 автомашины и другая техника. Станция обслуживала все окрестные колхозы.
     В воскресенье 22 июня Иван Андреевич дежурил в конторе Колиховской МТС, когда из Пустошки по радио передали, что началась война. Он поехал в сельский Совет, оттуда его вызвали в военкомат. 12 июля приехали в Пустошку. Райвоенкомат находился в лесу за речкой в сосняке по Первомайской улице. Немцы были уже на подступах к Пустошке, был взят Себеж и поезда ходили только до Пустошки. Шоссе Ленинград - Киев также было перерезано в двух местах: на юге в районе д.Руда и на севере в районе д.Алоль. Пустошка к 12 июля находилась в полукольце и через нее отступали разрозненные части различных воинских подразделений. Где находится противник точных сведений не было. В военкомате из добровольцев и призывников создали группу человек тридцать. Мужчин постарше отправили в Калинин на лошадях, а молодых призывников отправили на станцию. Только прибыли туда, как налетели немецкие самолеты, стали бомбить станцию и железнодорожные пути. Все кто был там, разбежались, попрятались, когда самолеты улетели, собрались к станции вновь. Подошел пассажирский поезд, на подводах и машинах привезли раненных с фронта, все, кто был на станции, стали грузить их на носилках в вагоны, после размещения раненных, призывникам приказали грузиться на открытые угольные платформы. Поезд тронулся, но не успели набрать скорость, как напротив деревни Авинищи опять налетели немецкие самолеты, которые стали поливать пулеметным огнем платформы, на которых ехали мобилизованные. Все вновь разбежались, попрятались кто в кустарнике, кто в овраге, когда самолет улетел, вновь погрузились на платформы и двинулись дальше к Великим Лукам. Поезд бомбили на всем протяжении дороги до города. В Великих Луках к мобилизованным присоединились призывники и добровольцы из других мест, всех отправили дальше в сторону Москвы.
     В Западной Двине поезд простоял некоторое время, всем разрешили покинуть вагоны, молодые люди из числа призывников нашли гармонь, играли, песни пели, но пришли солдаты и отобрали гармонь. Доехали до станции Оленино, организация была плохая, командиров у мобилизованных не было, кто - то с дороги вернулся домой, кто-то был ранен. Оставшихся, самых сознательных, собрали всех вместе, в течение двух суток отбирали пригодных для военного училища. Затем, будущих курсантов училища, пешком отправили до Ржева 53 км, а уже оттуда на поезде до Москвы.
Поезд с мобилизованными пришел в Подмосковье 22 июля, в этот же день немцы организовали первый налет на Москву. Ночью на город впервые обрушились бомбы. Бомбежка началась в 22 часа 25 минут 21 июля, а закончилась в 3 часа 25 минут 22 июня. Москву бомбили пять часов, это повергло людей в шок. Налет производился четырьмя последовательными эшелонами. Всего около 200 самолетов немцев участвовали в налете.
    Иван Андреевич с Володей Юрьевичем из Копылка ушли со станции за продуктами, с машин на улицах продавали хлеб и батоны, когда началась бомбежка, они побежали и попали в метро «Сокол». Когда на рассвете вышли из метро, все сожжено, догорают отдельные строения, поезд, где были их товарищи разбомблен. Погибло около двадцати человек. Утром по команде всех по тревоге подняли, погрузили в вагоны и повезли куда-то. Куда они тогда не знали, но с ними уже были офицеры.
   Приехали в Тульскую область, город Белев. Разместили их в здании МТС, окон не было, ночевали на полу. По воспоминаниям Ивана Андреевича: «Кто плакал, кто анекдоты рассказывал, настроения были разные. Кормили плохо, давали два раза в день кашу на пересыльном пункте». Вновь прибывших разбили по взводам и маршем отправили в лес, находившийся в 7км от Белева. Жили в землянках, в своей одежде, обмундирование не давали, все поизносились, одежда и обувь разваливались. Постоянно хотелось есть, выручала картошка, которую ходили копать на соседнее поле. Через неделю подняли по тревоге, всех у кого было 7 классов образования, построили и отвели на вокзал в Белев. Там посадили на поезд и повезли опять в неизвестность. Вместе с Иваном Андреевичем, оказалось пять или шесть земляков из соседних деревень.
     Утром прибыли в Рязань, всех построили на привокзальной площади, перед ними выступил офицер, как потом узнали директор военного училища. Он объявил, что молодые люди будут учиться на офицеров в Рязанском пехотном училище, затем их отвели в баню и выдали, наконец, обмундирование. Сразу начались занятия, учились с 6 утра до 11 вечера. В октябре 1941 года, когда немцы стали подходить к Москве, училище эвакуировали в Иваново. Добирались своим ходом, по 60 км в сутки, в полном боевом снаряжении. Пришли в Иваново в ноябре 1941 года. Попали сразу на парад, который был организован в честь годовщины Великой Октябрьской революции. Разместили будущих курсантов в здании энергетического института на 4 этаже. Затем в декабре, после поражения немцев под Москвой, опять всех возвратили в Рязань.
В марте 1942 года, после выпускных экзаменов Ивану Андреевичу и еще нескольким десяткам курсантов присвоили звание лейтенантов и отправили в Гороховецкие лагеря. Гороховецкие лагеря находились в 15- 20 км от станции Мулино. Они располагались на огромной площади и были битком забиты всевозможными воинскими частями. Здесь были танкисты и пехотинцы, артиллеристы и автомобилисты, связисты и саперы, какие-то военные училища.
     Вместо бараков и домов, деревянные сооружения в земле, сверху покрытые землей. Внутри землянки нары из бревен в два яруса. В каждой землянке располагалось по 40 человек. Занятия в лагерях проводились очень интенсивно и основном — в поле, с утра до вечера. Через месяц - полтора формировали маршевые роты, которые сразу направлялись на фронт — уже со своей боевой техникой. Станция Мулино работала круглые сутки. Ни на минуту здесь не прекращалась работа. Сформированные эшелоны по плотному графику уходили один за другим. Столько же эшелонов прибывало сюда с разных концов страны в основном с востока и с юга. Вновь прибывших лейтенантов назначили командирами взводов, стали учить комплектовать маршевые роты. Винтовок не было, использовали деревянные макеты. Офицеры на пересыльном пункте набирали по 40-50 человек во взвод. Обучали в течение месяца и на фронт. В апреле 1942 года Иван Андреевич вместе с несколькими товарищами попросились добровольцами на фронт. Ивана Андреевича отправили в распоряжение 5-й армии на Западный фронт в район Гжатска. В резерве находились два дня. А затем молодой лейтенант был направлен в 354 стрелковую дивизию. Дивизия участвовала в Ржевско-Вяземской операции 1942г. Наступательная операция Калининского и Западного фронтов, проведённая с 8 января по 20 апреля 1942 года, являлась продолжением советского контрнаступления под Москвой. Это была одна из самых кровопролитных операций Великой отечественной войны: всего за 4 месяца боёв погибло около 300 тыс. человек.5 В ходе наступления 354 дивизия понесла тяжелейшие потери, все полки дивизии были сведены в один сводный батальон. На подступы к Гжатску дивизия вышла в конце января 1942 года. В начале февраля 1942 вела тяжёлые бои за Акатово, была переброшена на Кострово-Долгиневское направление. С 05.03.1942 по 16.03.1942 вела тяжелейшие бои за Кострово и Долгинево. До Гжатска оставалось около 20 км. Отступление германской армии остановилось на заранее подготовленной линии: Погорелое городище - Аржаники - Акатово (восточнее Гжатска) - Темкино - Юхнов. Линия фронта протянулась восточнее Гжатска с севера на юг на многие километры. Правым соседом 5 армии была 20 армия. Её подразделения сражались севернее города в р-не д. Петушки и Палатки. На всём протяжении линии фронта гремели ожесточенные бои с обороняющимся противником. В феврале 1942 г. Основной удар наносился несколькими стрелковыми дивизиями 5 А. южнее автострады Москва-Минск в районе д. Сергеевское, Васильки, Некрасово (так называемая «долина смерти»). В результате тяжёлых боёв прорвать оборону противника не удалось. Командование Западного фронта согласилось с предложением генерала Л. А. Говорова (командующего 5 А.) о прорыве обороны врага северо - восточнее Гжатска. Здесь проходил рубеж обороны, названный противником «линией фюрера». Этим фашистское командование хотело подчеркнуть, что оно не отступит дальше на Запад. С начала марта по конец апреля 1942 г. Здесь развернулись жестокие кровопролитные бои. Что же представляла из себя эта пресловутая «линия»? Местность северо — восточнее Гжатска весьма лесистая, изобилующая высотами, заболоченными низинами, заросшими речками и ручьями. Оборона врага состояла из целой сети опорных пунктов. Каждый опорный пункт оборонялся гарнизонами из 150 - 200 солдат и офицеров, вооружённых большим количеством автоматического оружия, миномётами, лёгкими пушками. Густая сеть траншей и ходов сообщения, вырытых в полный профиль, позволяла в критические моменты боя скрытно перебрасывать подкрепления. Опорный пункт опоясывали густые минные поля с несколькими рядами колючей проволоки и спирали Бруно. Вся местность перед обороняющимся врагом была пристреляна его пулемётчиками, минометчиками и артиллеристами. Глубокий снежный покров дополнял картину неприступности немецких позиций. Наши подразделения были изрядно вымотаны зимним наступлением. В стрелковых полках не хватало личного состава. Не хватало танков, авиации, даже снарядов было недостаточно. В итоге пехота посылалась на убой - в лобовую атаку о***го пункта по пояс в снегу на неподавленные огневые точки врага. Наиболее ожесточённые бои развернулись в р-не д. Груздево, Сорокине, Чурилово, Долгинево, Медведки Акатово. Стрелковые дивизии несли колоссальные потери, продвигаясь по несколько метров в день. Максимальным успехом мог быть отход противника на 100-200 метров западнее на еще лучше укрепленные позиции.
     Во многих полках оставалось порой меньше сотни активных штыков. За один вражеский блиндаж погибало до 40 советских бойцов. Атака следовала за атакой.
    Сотни погибших солдат оставались лежать в снегу перед вражескими позициями. Некому было их хоронить. Весенняя распутица затруднила передвижение техники, подвоз боеприпасов и продуктов питания. Наступила необходимость постройки более мощной полосы обороны. Понеся огромные потери и истощив резервы, войска Западного фронта в конце апреля 1942 г. перешли к обороне. Если посмотреть на карту Ржевского выступа, оформившегося к концу апреля 1942 г. в результате наступательных операций Советской Армии на Ржев в январе-апреле, можно увидеть населенные пункты, которые составляли главные узлы немецкой обороны выступа - Белый, Оленине, Ржев, Зубцов, Гжатск. Гжатский оборонительный узел находился как бы в основании Ржевского выступа. Именно его и штурмовали части 5-й армии Западного фронта, туда и был направлен Иван Андреевич Егерев.
     Потрепанную дивизию отправили для пополнения в тыл. Ивана Андреевича назначили в 1199 пехотный полк, 1 пулеметный батальон, 3 стрелковый взвод. Они сменили оборонявшуюся стрелковую бригаду. Заняли оборону в лесу на болоте, траншей не было, укрывались за соснами. Из деревьев стали делать настилы-траншеи. Немецкая разведка подходила, отбивались с апреля до 4 августа 1942 года. Из-за неудач на юге весной и в начале лета 1942 г. от крупной наступательной операции на центральном участке фронта советскому командованию пришлось отказаться. Но так как подготовительные мероприятия уже проводились, силами двух центральных фронтов была осуществлена наступательная операция с целью, сковать силы врага на центральном направлении, не дать ему возможности перебрасывать резервы на юг. Эта операция, также, должна была помешать наступлению войск группы армий "Центр" на торопецком и сухиническом направлениях. Конкретно, в директиве Ставки ВГК от 16 июля ставилась задача, срезать верхний, северо-восточный угол ржевско-вяземского выступа, «овладеть городами Ржев и Зубцов, выйти и прочно закрепиться на реках Волга и Вазуза, обеспечив за собой тет-де-поны в районе Ржева и Зубцова.» Эта операция получила название Ржевско-Сычевской операции, её хронологические рамки определены с 30 июля по 23 августа 1942 г. К операции привлекались четыре армии: 30-я и 29-я армии КФ (командующий -генерал-полковник И.С.Конев), 31-я и 20-я армии ЗФ (командующий - генерал армии Г.К.Жуков). Их поддерживали 3-я (КФ) и 1-я (ЗФ) воздушные армии. Главную роль играл ЗФ. Через три дня после начала операции намечалось подключить 5-ю, а затем 33-ю армии ЗФ. Начало операции намечалось для КФ на 28 июля, для ЗФ - на 31 июля.
     Перед наступлением 20-я, 30-я, 31-я армии получили из резервов Ставки и с других участков фронта в общей сложности ещё шестнадцать стрелковых дивизий, четырнадцать танковых бригад, стрелковый корпус, саперные, артиллерийские, минометные, зенитные, и другие части. Было достигнуто большое превосходство над противником в живой силе и технике. По официальным советским данным, в полосах наступления ударных группировок Западного и Калининского фронтов было достигнуто более чем двукратное превосходство над противником в людях, артиллерии и танках. Так, только в полосе 31-й армии ЗФ превосходство над противником в живой силе составляло 3:1, по артиллерии 2,3:1. Почти тройным было превосходство по "активным бойцам" на участке прорыва и в 30-й армии КФ, правда, в танках превосходство было только двойным. На участках прорыва, в частности на КФ, была достигнута значительная плотность огня: до 115-140 стволов на один километр фронта.
     30 июля с мощной артиллерийской подготовки начали наступление войска КФ Командующий артиллерией фронта генерал-полковник Н.М.Хлебников вспоминал: "Мощь огневого удара была столь велика, что немецкая артиллерия после некоторых неуверенных попыток ответить огнем замолчала. Две первые позиции главной полосы обороны противника были разрушены, войска, их занимавшие,- почти полностью уничтожены." К концу дня немецкая оборона была прорвана частями 30-й армии на фронте 9 км и на глубину 6-7 км. 29-я армия прорвать немецкую оборону не смогла.
    С утра 30 июля начались проливные дожди, которые лили несколько недель. Дороги развезло, маленькие речушки, которых много в этих местах, превратились в широкие и бурные реки. Впечатления тех дней передал Н.М. Хлебников: "Кто наступал тогда в низинах и болотах под Ржевом, вряд ли забудет эти дни. Вода льется потоками сверху, моментально заполняя свежевырытые окопы...Ноги вязнут в черном жидком месиве так прочно, что кирзовые сапоги перехватывает, как клещами...Грязь была нашим главным врагом..." В этих условиях части 30-й армии втянулись в жестокие бои в районе д. Полунино севернее Ржева и наступление приостановилось. Наступление ЗФ из-за распутицы началось лишь 4 августа. В результате разрыв между началом операции двух фронтов увеличился до пяти суток. Как и на КФ наступление ЗФ началось с мощной артиллерийской подготовки, в результате которой более 80% огневых средств противника было выведено из строя. Иван Андреевич вспоминает, что 3 августа 1942 года командирам взводов и им - командирам рот зачитали приказ Верховного главнокомандующего И.В. Сталина о переходе к наступлению по всему Западному фронту с целью отвлечь силы противника от Сталинграда. В 6 утра началась артподготовка, их задачей было прорвать линию фронта и двигаться в сторону противника в направлении населенного пункта Кашино. Они выступили вперед, но их минометчики обстреливали свои же позиции, и только после корректировки перенесли огонь вглубь позиций противника на 100-200 км. Немцы почти без сопротивления отступили до другого оборонительного рубежа километров на 30 западнее. По обе стороны от поселка Погорелое Городище немецкая оборона была прорвана и в прорывы устремились подвижные группы армий - 31-й на Зубцов, 20-й - на Сычевку. К вечеру 6 августа прорыв был расширен до 30 км по фронту и 25 км в глубину. Войска вышли на подступы к рекам Вазуза и Гжать. Перешедшие в наступление 7 августа части 5-й армии должны были 9 августа соединиться с частями левого фланга 20-й армии. Но дальше не пройти - шквальный огонь. Солдаты залегли, окопались, но вновь приказ «Вперед!» Артиллерия била по обороне немцев, полки вновь и вновь отправлялись в атаку, воины врывались в окопы противника, вступали в рукопашный бой. Роте Ивана Андреевича была поставлена задача - занять деревню на горке, но противник, занимая удобную позицию, сверху поливал огнем из автоматов. Иван Андреевич повел роту в атаку, но почувствовал, что ранило в ногу, и кровь потекла в сапог, а затем стала плохо слушаться рука, быстро стал слабеть и, споткнувшись, покатился под горку. Старшему сержанту, командиру взвода успел сказать: «Меня ранило, оставайся за меня». Под горой две санитарки подхватили под руки, привели к ручью, уложили на траву. Подъехала подвода, там уже лежал раненый, потом принесли еще раненого. Их погрузили и отправили в госпиталь, сначала в полевой медсанбат, а затем в Москву. Из Москвы направили во Владимир, где находились на излечении 2,5 месяца. О том, что происходило дальше на фронте в районе Гжатска и Ржева молодой лейтенант узнавал из скупых сводок Совинформбюро и по рассказам раненых бойцов, которые прибывали в госпиталь из-под Ржева.
     Контрудар немецкие войска осуществили от Сычевки и из района Карманово. Развернулось мощное встречное сражение, когда обеими сторонами в бой были введены все войска, предназначенные для действий на зубцовском, сычевском и кармановском направлениях. Во второй половине 9 и в течение 10 августа сражение достигло кульминационной точки. По данным начальника штаба 20-й армии генерал-майора Л.М.Сандалова, ЗФ ввел в бой 800 танков, а с немецкой стороны в сражении участвовало 700 танков. Активно действовало в этом сражении и авиация обеих сторон.
     К сожалению, даже при наличии такого количества танков, которые были основой трех подвижных групп ЗФ, "войска не смогли развить тактический успех в оперативный". Группы не располагали необходимыми средствами связи и органами управления, отсутствовала боевая сработанность со штабами, включенные в состав групп, строевые части не были обучены совместным действиям с танковыми частями, группы не имели приданной артиллерии, в первую очередь, противотанковой. В результате только одна из групп за девять часов 7 августа получила четыре разноречивых приказа, другая потеряла связь со своей армией на двое суток, третья "заблудилась" и в течение нескольких дней действовала в отрыве от своей группы. Некоторые части были брошены в бой без разведки, с ходу, против хорошо организованной противотанковой обороны противника и понесли большие потери. Из-за слабого инженерного обеспечения только одна из частей на переправе потеряла более 20 танков.
     Контрудар войск 9-й немецкой армии советскими войсками был отбит, но больших успехов в этом сражении добиться не удалось.
В 20-х числах августа армии обоих фронтов вновь добились некоторых успехов. Части 30-й армии КФ 21 августа, наконец, освободили злополучную д.Полунино и подошли к северо-восточным окраинам Ржева, части 29-й армии вышли к Волге между Ржевом и Зубцовым. 23 августа части 31-й армии ЗФ, объединив усилия с 29-й армией, освободили Зубцов, а части 20-й армии в тот же день уничтожили кармановскую группировку врага. 23 августа - день зримых успехов, считается днем завершения Ржевско-Сычевской операции.После излечения из госпиталя Ивана Андреевича выписали в резерв Западного фронта, с заключением: годен к строевой. Через несколько дней отправили вновь в район Ржева под Зубцов. Назначили начальником штаба батальона. Был конец октября 1942 года. Немцы укрепились на высоком берегу реки Вазузы. Инженерные батальоны создавали переправу через реку под непрерывным огнем противника, немцы обстреливали советские позиции ежедневно, бомбили. Долго стояли под Ржевом.
     19 ноября 1942 г., с контрнаступления советских войск под Сталинградом начинается второй период Великой Отечественной войны.
Параллельно со Сталинградской наступательной операцией "Уран" планировалась, разрабатывалась и проводилась вторая Ржевско-Сычевская наступательная операция войск Калининского и Западного фронтов. Она получила название ещё одной планеты - "Марс". Представители советского высшего командования писали о ней как об отвлекающей операции. Официальная историография до сих пор говорит о её вспомогательной роли: она должна была сковать основные силы группы армий "Центр" и не дать возможности командованию вермахта перебросить отсюда силы под Сталинград. Целью был разгром противника в районе Ржева.
Поскольку летом и осенью 1942 г. ржевско-вяземский выступ так и не был ликвидирован, он всё ещё, "представлял особенно благоприятные возможности для охвата немецких войск и глубокого продвижения на запад" для русских войск. Замысел операции "Марс" и состоял в том, чтобы встречными ударами войск правого крыла ЗФ с рубежей на реках Вазуза и Осуга, на которых они находились после летне-осенних боев, и войск КФ, охватывающих ржевский выступ, с северо-запада и из района Белого в общем направлении на Холм-Жирковский окружить части немецкой 9-й армии и уничтожить её по частям.
    Намечалось овладеть Сычевкой не позднее 15 декабря, а Ржевом - 23 декабря. Руководителем операции "Марс" был Г.К.Жуков. В октябре-декабре 1942 г. он активно работал в штабах Западного и Калининского фронтов.К операции привлекались четыре армии ЗФ и четыре армии КФ.
     Начало операции "Марс" намечалось между 21 и 23 октября, но из-за плохой погоды, из-за обстановки на сталинградском направлении она постоянно отодвигалась. Разворачивалась операция в очень сложных зимних условиях: метели, заносы, высокий снег, морозы, а днем иногда оттепели. Немецкое командование знало о подготовке наступательной операции уже с сентября. Для войск Калининского и Западного фронтов, участвующих в операции "Марс", это имело трагические последствия. Немецкие войска смогли укрепить свои позиции и подготовиться к русскому наступлению. Более того, противник знал даже дату перехода советских войск в наступление. Осенью 1942 г. немецкое командование основную массу резервов направляло на усиление группы армий "Центр". К началу ноября для усиления группы армий "Центр" было переброшено двенадцать дивизий.
     Операция "Марс" началась после артиллерийской подготовки 25 ноября наступлением советских войск на восточной, северной и западной сторонах ржевского выступа. В ходе операции можно выделить несколько этапов: первый -25-30 ноября - первоначальные небольшие успехи советского наступления, второй - 1-10 декабря - контрудары немецких войск, третий - 11 -20 декабря - попытки активизации наступательных действий советских войск, конец операции.
    Наступавшие с востока части 31-й армии ЗФ в течение трехдневных боев при больших потерях так и не смогли прорвать немецкую оборону. 20-я армия лишь вытеснила немецкие войска с передовой линии на глубину 10 км и ширину 3-4 км. Несколько успешнее развивалось советское наступление с западной стороны ржевского выступа.
    6-й Сталинский добровольческий стрелковый корпус, включенный в состав 41-й армии, 25 ноября при поддержке танковых подразделений 1-го механизированного корпуса пошел на прорыв немецкой обороны. По воспоминаниям участников боев, не все бойцы имели оружие. Они должны были добыть его в бою. Не у всех была маскировочная одежда. Место для прорыва было выбрана неудачно: узкая долина шириной с километр, господствующие высоты над которой занимали немецкие части. Сегодня в "Долине смерти" над останками 12 500 человек создан мемориал.
Потери при прорыве были такими большими, что из-за угрозы срыва наступления в прорыв был введен раньше намеченного весь 1-й мехкорпус. Его прорвавшиеся части продвинулись от 20 до 25 км и перерезали шоссе Белый-Владимирское, по которому шло снабжение немецких войск в Белом.
     Части 41-й армии вступили в бой южнее и севернее города, но попытки окружить город были неудачными. Части 22-й армии, действовавшие в долине р.Лучесы севернее 41-й армии, при участии 3-го мехкорпуса медленно, но у*** продвигались к шоссе Оленино-Белый. Они, ценой больших потерь, смогли вклиниться в немецкую оборону только на 18 км. С севера им помогали части 39-й армии, наступавшие на Оленине. Они не прорвали немецкую обороны, но, неся большие потери, к 30 ноября все-таки немного потеснили её. Бои на всех участках были крайне ожесточенные и кровопролитные.Пять дней боев показали, что наступление замедлилось. 8 декабря Калининскому и Западному фронтам директивой Ставки опять была поставлена задача к 1 января 1943 г. разгромить ржевско-сычевско-оленино-белыйскую группировку противника. 11 декабря по всему фронту усиленных 20-й и 29-й армий возобновилось активное наступление. Были введены в бой основные силы 5-го и спешно переформированного с 30 декабря по 11 декабря 6-го танковых корпусов.К середине декабря операция "Марс", превратившаяся в кровавую бойню, окончательно выдохлась, что сознавали и Сталин, и Ставка, а возможно и сам Жуков.Закончилась операция "Марс" 20 декабря. Успехов советским войскам она не принесла.
     Общие потери составили около полумиллиона человек, 1700 танков, по официальным же данным, - 215,7 тыс. человек, из них безвозвратные потери 70,4 тыс. человек, 1366 танков. Каждые сутки войска фронтов теряли в среднем по 8295 человек, что составило наибольшие суточные потери в операциях второго и третьего периодов войны. Однако главная цель - облегчить выполнение задачи борющимся за Сталинград войскам - в значительной мере оказалась достигнута. По официальным данным, здесь были скованы до 30 вражеских дивизий. Территориальные же успехи были на разных участках фронта от 8 до 50 км!
     Иван Андреевич был ранен 28 декабря, снаряд разорвался за спиной, когда он шел к командиру батальона. Осколки попали в спину, ноги, голову, лейтенант получил общую контузию. Потерял сознание, на плащ-палатке его тянули по снегу, кинули в кузов машины, очнулся Иван Андреевич в Москве, руки, ноги перебинтованы. Парализовало всю левую сторону, заново учился ходить. Немного подлечили и отправили в другой госпиталь. Осколки до сих пор сидят в легких. Затем на санитарном поезде его отправили в Уфу, раненных был полный госпиталь. Все лето 1943 года он пролежал, а осенью был выписан с пометкой «ограниченно годен II степени». С тем и отправлен в Южно - уральский военный округ в город Чкалов, сейчас Оренбург, в резерв. Поселили в общежитии с такими же раненными офицерами. Была создана врачебная комиссия, всех вновь стали переосвидетельствовать, почти всех оставляли служить. Ивану Андреевичу дали отпуск 6 месяцев, инвалидность II группы, выписан с пометкой: «Ограниченно годен к службе». Поехал в Ивановскую область, где жили эвакуированные из Пустошкинского района знакомые: замдиректора МТС Антонов Михаил Антонович, мельник Андреев, председатель колхоза Ковальков.
     В феврале 1944 года в Ильинохованске Иван Андреевич услышал по радио сообщение Совинформбюро: «После упорных жестоких боев освободили станцию Забелье и город и станцию Пустышка»! Он хозяйке, у которой жил на квартире, и говорит: «Мою родину освободили»! Не сразу, но написал письмо родителям, что их сын жив, живет в п.Ильинохованск. Одно письмо написал, второе, третье, только летом 1944 года получил письмо от отца. Отец сообщал, что они с матерью живы, но живут всего в 2 км от фронта. Немцы угнали часть людей в Германию, часть жителей деревни эвакуирована на станцию Выдумку.
    Иван Андреевич поехал домой, добирался до родных мест, где пешком, где поездом. Пассажирские поезда ходили только до Новосокольников, а до Пустошки только товарняки. На машине доехал до Маево. Чем ближе к фронту, тем чаще проверяли документы. На перекладных доехал до ст.Забелье. От Забелья дошел пешком до д.Алушково. Там жила знакомая девушка Королева Женя, урожденная их деревни. Женя рассказала Ивану Андреевичу, что в округе делается. Утром он пошел через бор, миновав деревни Храпуги, Лукино, пришел домой в д.Березно. Фронт проходил через д.Криуха. Через дом летали снаряды. Отцу солдаты вспахали и посадили огород, офицеры разрешили отцу с матерью остаться в деревне. Сказали: «Если будем отступать, заберем с собой». Тетку — отцовскую сестру тоже оставили в деревне. Пришел из части его двоюродный брат Михаил Тимофеевич. Побеседовали, он вернулся в расположение части и во время наступления погиб.
     Иван Андреевич пошел в военкомат, военком Фещенко его отправил в Калинин. Вновь обследовали врачи, положили в госпиталь, 2 месяца лечили, признали не годным к строевой службе. Вернулся Иван Андреевич в Пустошку. Пошел в Райком партии, так как был кандидатом в члены ВКП (б), вступал под Гжатском. Михаил Иванович Косиков назначил его помощником секретаря Райкома партии.
В декабре 1945 года он поехал учиться на партийные курсы в г. Торопец. После окончания курсов, возвратившись в родные края, получил назначение освобожденным секретарем партийной организации МТС. Затем вновь в райкоме инструктором. В апреле 1948 года становится старшим бухгалтером заготсена. В 1951 году поступил на работу в милицию. Отработал там 30 лет начальником инспекции исправительных работ, а затем начальником паспортно-визовой службы. В 1982 году вышел на пенсию. Награжден медалями: «За отвагу», «За победу над Германией», «Орденом Отечественной войны I степени», юбилейными медалями, почетными грамотами.

Примечания
1. Книга памяти. Т. 16 Псков.
2. Московская битва в хронике фактов и событий. М., Воениздат, 2004. 3.
3. Молодость отцов. Шах - Гусейнов.
4. http://
www.wikipedia.ru/
5. Герасимова С.А. Ржевская бойня. Потерянная победа Жукова. —
Москва, Яуза. Эксмо,2009.
6.  Московская битва в хронике фактов и событий. Москва:
Воениздат,2004
7. Герасимова С.А. Ржевская бойня. Потерянная победа Жукова. —  Москва, Яуза. Эксмо,2009.
8. Гланц Д. Крупнейшее поражение Жукова. Катастрофа Красной Армии в операции «Марс» 1942 г. -М.: ACT, Астрель,2006

Иван Андреевич Егерев. Ветеран Великой Отечественной Войны. Фото 09.04.2010Иван Андреевич Егерев. Ветеран Великой Отечественной Войны. Фото 09.04.2010

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Иван Андреевич Егерев с женой Егеревой Варварой Федоровной.Иван Андреевич Егерев с женой Егеревой Варварой Федоровной.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Иван Андреевич Егерев и ученики 7 «А» класса

 

 

 Иван Андреевич Егерев и ученики 7 «А» класса

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Орден, которым был награжден Иван Андреевич Егерев, за участие в боях под Ржевом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Орден, которым был награжден Иван Андреевич Егерев, за участие в боях под Ржевом.
Орден учрежден Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 мая 1942 года. Те же Указом учреждены Статут и Описание знака. Изменения в Статут были внесены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 октября 1947 года. Идея учреждения ордена «Отечественная Война» принадлежала Верховному Главнокомандующему И.В.Сталину. Согласно первоначальной редакции Статута, знаком ордена награждались лица рядового и начальствующего состава Красной Армии, ВМФ, войск НКВД, партизанских отрядов проявившие в боях за Родину храбрость, стойкость и мужество. А так же военнослужащие и гражданские лица, которые своими действиями способствовали успеху боевых операций наших войск.


Автор: Костыгова Ксения, обучающаяся 7 «А» класса МОУ «Пустошкинская средняя общеобразовательная школа» Руководитель: Белокурова Марина Анатольевна, учитель истории МОУ «Пустошкинская средняя общеобразовательная школа»

Работа написана в рамках Всероссийского конкурса исследовательских работ учащихся - участников туристско-краеведческого движения «Отечество»

[ Вернуться в раздел Великая отечественная война | Вернуться в главный раздел ] Страница для печати Послать эту статью другу
- Генерация страницы: 0.067646 секунд -