... ...

"Мы пскопские" - не такие, как в указанном кино."
Меню

Что нового на сайте?
 Обновлено: С  В  Н 

Нет обновлений за последние 7 дней

Вход на сайт
Ник

Пароль


Забыли пароль?

Нет учетной записи?
Зарегистрируйтесь!

Связь с администрацией
Написать в Viber

Счетчики
free counters Яндекс.Метрика

:: Новые статьи ::

 · Село Гультяи с деревнями Истецкого войтовства ( 30.11.21)
 · Из истории начального народного образования Пустошкинского к ( 29.11.21)
 · К 515-летию деревни Соино ( 29.11.21)
 · ИСТОРИЯ и личность — «ВРЕМЁН СВЯЗУЮЩАЯ НИТЬ...» ЕЛАГИНЫ — С ( 4.9.21)
 · АРХИВ КРАЕВЕДЕНЬЕ Алольщины ( 13.3.21)


Михаил Осипович Меньшиков – новое имя в истории Пустошкинск
Опубликовано: Tigl , Включено: 27/10/2010

Михаил Осипович Меньшиков – новое имя в истории Пустошкинского края.
публицист, журналист, литературный критик, наш земляк.

О Михаиле Осиповиче Меньшикове, публицисте, журналисте, литературном критике в разные времена существовали совершенно противоположные мнения. Современные Интернет-энциклопедии сообщают: Великий русский публицист рубежа XIX-XX веков. Ярчайший образец таланта и золотой сердечности русского народа. Мыслитель мирового уровня и значения, ответивший почти на все фундаментальные вопросы, стоящие перед русской нацией, оставивший огромное, во многом не изученное, не оцененное и не примененное на благо русского народа наследие. Рядом с Меньшиковым нам ни до него, ни после поставить некого.
"Реакционный публицист", "черносотенец", "мракобес", "махровый реакционер", "самая ненавистная фигура в дореволюционной печати" - как правило, именно такими эпитетами награждали долгие годы Михаила Осиповича Меньшикова.
В то же время многие его современники, как только имя молодого литературного критика стало появляться в прессе, сразу приметили его ум, искренность, несомненный писательский дар, желали познакомиться, вели затем обширную переписку и сказали о нем много хороших слов, которыми мог бы гордиться любой русский писатель, понимавший и честно исполнявший свой долг. Человека, о котором даже его оппоненты вынуждены были говорить, что "это бесс*** талантливейший из современных публицистов...", не упоминали ни в Большой Советской Энциклопедии, ни в других литературных словарях. Но, как известно рукописи не горят. Возвращается к нам и наследие Меньшикова. Издаются его книги.
Вот что написал известный русский писатель Валентин Распутин в предисловии к книге Меньшикова «Выше свободы», вышедшей в 1998 году в издательстве «Современный писатель»: «Из тайников русской дореволюционной и пореволюционной мысли, общественной и духовной, достается сейчас последнее из самого значительного. … И едва ли в «потемках» старой России…. можно еще сыскать столь же яркое имя, как Михаил Осипович Меньшиков… С его книгами по значимости будут спорить его же книги из оставленного им ог¬ромного творческого наследия, важное в них будет подтверждаться еще более важным и необходимым. Наше время несправедливо к М.О. Меньшикову уже тем, что открывает его последним, и буквально «протирает глаза», забитые архивной пылью третьесортных фигур перед явлением могучего ума и цельной (даже в противоречиях своих) личности, полностью отданной России».
Михаил Осипович Меньшиков родился 5 октября / 25 сентября по старому стилю/ 1859 года в городе Новоржеве Псковской губернии. Его отец - Осип Семенович Меньшиков, коллежский регистратор - родом был из семьи сельского священника, а мать, Ольга Андреевна, происходила из обедневшего дворянского рода Шишкиных, которому принадлежало село Юшково в Опочецком уезде. Теперь это территория Пустошкинского района.Меньшиков (Курсант)
Жили Меньшиковы бедно, часто нуждаясь в самом необходимом. Снимали квартиру у домовладельцев Никитиных. Однако благодаря хозяйственности и недюжинному уму Ольги Андреевны кое-как сводили концы с концами. Осип Семенович, был умен, начитан, но жизнь вел беспечную и мало заботился о благосостоянии семьи. Он был на семь лет моложе жены.

В 1864 году, когда Мише было 5 лет, Ольга Андреевна купила за сорок рублей крестьянскую избу с огородом в д. Заборье, что в 5 верстах от своего родового имения Юшково. Вот в этой избе с большой русской печью, земляным полом, рублеными стенами и прошло Мишино детство. Деревня Заборье находилась на территории нашего Пустошкинского края, северо – восток района, Щукинская волость, ранее Ежинская волость Опочецкого уезда. В настоящее время деревня утрачена.
«Рай земной», так впоследствии Меньшиков охарактеризует родной край — рай по красоте и сосредоточению даров природы.
Необозримые горизонты и сладкий воздух, горы и синие леса, ковер полей с золотистой рожью, льном, гречихой и вьющимися пчелами над ними, бесчисленные озера, которых сеть сливается временами в почти финляндский шхерный пей¬заж.
Но, несмотря на красоту этих мест, невзгоды не покидали семью, Ольга Андреевна с трудом справлялась со всеми домашними хлопотами. Но были и добрые длинные вечера, когда за окном стонала осенняя непогода или бушевала снежная вьюга, дети забирались на теплую печку, тушили лампу, чтобы не тратить дорогой керосин, и все вместе с отцом и матерью долго пели любимые песни. Кончались эти вечера пением молитвы "Слава в Вышних Богу". Оба родителя были религиозны, очень любили природу.
Обучать мальчика стали с шести лет в домашних условиях. Большое влияние в этот период на него оказали родственники по матери – Шишкины, дворяне Псковской губернии, проживавшие в соседнем с. Юшково. Поколения этого рода, люди военные, служила России на протяжении столетий. Думаю, что именно под их влиянием, людей чести и совести произошло формирование взглядов Михаила.
А еще было увлечение книгами, особенно классикой. Несмотря на то, что школьные аттестаты его постоянно украшались отличными оценками, самыми важными впоследствии он считал знания и понимание, добытые самостоятельным чтением.
Будучи уже немолодым человеком, он вспоминал о детстве: "...При помощи таких невинных средств, как кресты, молитвы, стихи, напевы, приметы, сказки, в душе звучала как бы непрерывная поэма, волшебная и певучая, и земля казалась окутанной зорями, и что-то неслыханно интересное в мире, что вот-вот должно было раскрыться. ….Я чувствую себя ни выше, ни ниже, а как раз на уровне моего народа... Я чувствую, что рассуждаю, как рассуждали бы многие мужики на моем месте...".Меньшиков с женой
По окончании Опочецкого уездного училища (1870-1873) в пятнадцать лет Михаил поступает в Кронштадтское морское техническое училище, успешно закончив которое, получает 1-й военно-морской чин и назначение на броненосный фрегат "Князь Пожарский". Участвует в ряде морских экскурсий.
В 1883 году Меньшиков сблизился в Кронштадте со знаменитым в то время поэтом Семеном Яковлевичем Надсоном. Молодой поэт, почувствовав необыкновенный дар своего нового товарища, убеждал его в необходимости писать: "Да знаете ли вы, что даже ваше письмо ко мне художественно... Пробудитесь, ободритесь, … пишите – "Ибо это есть ваша доля на земле".
Поверив окончательно в свой писательский дар, М. О. Меньшиков в 1892 году подает в отставку в чине штабс-капитана и становится ведущим сотрудником и самым известным автором "Недели"” и “Книжной недели”, сотрудничал в газете “Русь”. С сентября 1900 года – Меньшиков фактически заведовал “Неделей”.
Только за один этот год он опубликовал одиннадцать статей о журналистике и литературе - "Призвание журналистики", "Талант и публика", "О таланте и честности" и др. По сути дела, это было открытое заявление о жизненных принципах встающего во весь свой рост критика и публициста
К 1901 году "Неделя" прекращает свое существование. М. О. Меньшиков переходит в газету А.С.Суворина "Новое время", где становится ведущим публицистом и бессменным - в течение шестнадцати (!) лет - автором престижного воскресного фельетона. Воскресные фельетоны М.О.Меньшикова выходили под общим названием "Письма к ближним".
Статьи М.О.Меньшикова социально-политического характера имели большой успех у читателей и в то же время не устраивали ни одну из существовавших тогда политических сил. Почти каждое его выступление по тем или иным острейшим вопросам вызывало страшный гнев и справа, и слева, и из центра. Он чрезвычайно часто раздражал одних - своей революционностью, других - консерватизмом, третьих - диалектической оценкой событий, четвертых - редким достоинством называть вещи своими именами.
Долгие годы его буквально травили левые и ультралевые газеты, газетки и листки, кадетская "Речь", правительственная "Россия"... Неоднократно высокие лица подавали на него в суд, но неизменно проигрывали.

М.О.Меньшиков считал: "Чтобы быть великой, литература должна помочь обществу сделаться великим и верить, что это возможно. Но она измельчала, опошлилась, снизошла до уровня толпы, приспособилась к ее вкусам, не слыхать в ней пророческого голоса, не видать истинных подвижников писательства.
«Устами Меньшикова говорила Россия. В его публицистике были: любовь, вера, убежденность, мудрый тихий вздох, сентиментальность, горячность, раскаяние и покаяние, призывы и пророчества, ненависть и холодный расчет, сожаление о несбывшемся...» (Из статьи Каплин А. Голубь выше сокола).
Михаил Осипович был близким другом Н. С. Лескова, А. П. Чехова и С. Я. Надсона, гостил у Л. Н. Толстого в Ясной Поляне, был корреспондентом Иоанна Кронштадтского, Д. И. Менделеева и других известных людей XIX-XX вв.
«Яркий публицист и критик, смело (и, заметим, успешно) полемизирующий с новомодными "властителями дум" 90-х годов XIX века: Д. С. Мережковским, В. В. Розановым, А. М. Горьким и т.п. Было время, когда его читала вся Россия. С ним, как с опасным противником, полемизировал В. И. Ульянов (Ленин). В течение 30 лет имя псковского уроженца Михаила Осиповича Меньшикова не сходило со страниц ведущих журналов Российской империи. Его идейное влияние было огромным». (Германова О. Е. "Михаил Меньшиков (1859 - 1918) - псковский идеолог русской нации, убиенный большевиками".)
Звучащая мысль" публициста находила подтверждение и в его практической деятельности. В 1904 году образовывается Союз борьбы с детской смертностью, одним из инициаторов создания которого был М.О.Меньшиков. Был он и одним из учредителей общества св. равноапостольной княгини Ольги, о которой написал ряд прекрасных статей; одним из создателей Общества борьбы за трезвость. С болью, предельно честно, вскрывая всю пагубность последствий "алкогольного одичания" и "пьяного бюджета", буквально бил в набат: "Пора трезветь", "Пора трезветь всей России".

В 1909 году Михаил Осипович посещает родные места на Псковщине, где прошло его детство: деревни Юшково, Поречье, Заборье (теперь территория Пустошкинского района). Но, перед ним возникает довольно грустная картина разрухи и опустошения некогда возделанной и облагороженной земли.
«Эти строки я пишу из глубокой деревенской глуши. За последнюю неделю мне пришлось объездить несколько деревень, погостов, заглохших дворянских усадеб в местности, которую я знал ког¬да-то наизусть. Подавленный грустными воспоминаниями, я тщетно ищу в настоящем следов прошлого… прекрасная природа здешних мест — точно похоронила крепостную эпоху и преспокойно себе сияет красою вечною. …
За неделю путешествия по родным местам я набрался сильных впечатлений. Идет великое одичание и запусте¬ние. На площади в сто квадратных верст не осталось ни одной дворянской усадьбы, ни одного вкрапленного в дере¬венскую темноту европейского уголка. Вот маленькое име¬ние Ю-во (Юшково - имение родственников по матери - Шишкиных – Т.Я.) <…>
Я помню это сельцо, как начал жить, и до сих пор во сне вижу старый сад над живописной речкой, протекающей между двумя большими озерами, горы, покрытые лесами, густыми и темными, о которых ходили легенды. Уже тогда дворянское гнездо это было разорено и люди грубы, но все же был хоть и небога¬тый, но культурный дом. Была небольшая библиотека и в ней Гомер, в раскрытые окна летом звучал рояль, были ста¬рые портреты и картины, выписывался журнал. ….были хорошо возделанные поля, цветники, пчелы, огороды. Теперь на месте всех этих красок и благоуханий — дичь и глушь. Стоят две бедные крестьянские избы <… > Срублены начисто дивные клены и сирени, выпустован сад, погублены пчелы, дом барский тридцать лет как уже сожжен крестья-нами.< …>
В пяти верстах от этого «земного рая» посетил я неболь¬шое имение 3-е (Заборье, в этой деревне прошло детство Михаила Осиповича – Т.Я.). Там, где когда-то стоял барский дом, теперь одни камни и бурьян. Все сельцо снесено с лица земли, точ¬но татарским нашествием. Осталась одинокая пуня, где сви¬щет ветер да несколько одичавших яблонь когда-то обшир¬ного сада.
Посетил я небольшое имение П-во (Полубеево – имение родственников М.О. - Шишкиных, дяди Михаила, брата матери - Василия Андреевича - Т.Я.), тут же, в не¬скольких верстах. Старый заколоченный дом. Гробовое молчание. ….. А какие когда-то в этот уголок были вложены силы, какие надежды! Через сорок лет, как я оставил родные места, я нахожу с трудом даже не развалины, а печины,…. то есть места печей тех дворянских гнезд, которые когда-то были полны жизни».


Творческое наследие Меньшикова огромно и многогранно. Можно отдельно говорить о нем как о публицисте, журналисте, философе, политологе, историке, литературном критике, эстете и т.д. и т.д.

Я же остановлюсь на двух моментах его творчества :
Меньшиков, как литературный критик и немного коснусь вопроса об отношении Меньшикова к национальному вопросу.

Меньшиков как литературный критик.


В историю отечественной словесности Меньшиков вошел как яркий литературный критик и полемист, чьи работы отличаются нравственно-философской глубиной, острой наблюдательностью и независимостью суждений.
Литературно - критические работы М.О.Меньшикова последнего десятилетия ХIХ века были посвящены А.С.Пушкину, А.С.Грибоедову, Л.Н.Толстому, Н.С.Лескову, А.П.Чехову, а также другим его современникам - С.Я.Надсону, Я.П.Полонскому, П.Д.Боборыкину, Э.Золя и другим.
В 1890-е годы М.О.Меньшиков сочувствовал некоторым философско-этическим воззрениям Л.Н.Толстого, встречался с ним, бывал в Ясной Поляне и до конца жизни (несмотря на расхождения по многим вопросам в 1900-е годы) считал его одним из интереснейших людей, каких когда-либо видел. Толстовцем, однако, себя не считал и им не был.

Меньшиков солидарен с Толстым и в том, что «жизнь должна сделаться проще, внешность ее — беднее, внутреннее содержание — богаче. Человеку пора “опомниться, остановиться”, возвратиться к самому себе, духовный капитал, выбрасываемый теперь с такою расточительностью наружу, на развитие комфорта, должен оставаться дома и совершать необходимую великую внутреннюю работу, цивилизовать человеческую душу. В самом деле, душа человека, кажется, последний предмет забот современного общества».

В др. своей статье «Литературная хворь» Меньшиков, говоря о возникновении в к. XIX в. множества художественных и иных течений, отмечает: «Появились декаденты, символисты, мистики, ***графы, эстеты, маги, визионеры, пессимисты — множество мелких школок, несомненно психопатического характера… Общая черта всех этих болезненных оттенков — противоестественность, отрицание жизни, извращение природы».
В статье "Литературная хворь" Меньшиков категорически отрицает обличительную литературу, объектом которой становятся лишь «уродливые стороны жизни» и которая «бережно описывает все нравственные бородавки, прыщи, шишки и т.д. …»

Размышляя о вреде обличительной литературы, Меньшиков, как Толстой и Достоевский, утверждает, что безнравственность и пошлость, которые изображаются в литературе и искусстве, лишь увеличивают безнравственность и пошлость в жизни: «Нужно показывать величие других народов, их здоровье, красоту, мудрость, могущество — то совершенство жизни, одно созерцание которого составляет лекарство и движущий импульс. ……Наша же больная и злобная обличительная литература есть не столько лечение, сколько сама болезнь».
Мысль о том, что искусство и литература в состоянии повлиять на человека, на жизнь в лучшую сторону — одна из основополагающих в эстетике Меньшикова.
С позиции «работы совести» подходит Меньшиков к рассмотрению гоголевского «Ревизора» в статье «Национальная комедия».
Высоко оценивая дарование Гоголя и считая его великим выразителем национального духа, Меньшиков тем не менее приходит к выводу, что "Ревизор" не может быть национальной комедией. ""Ревизор" - великое обличение небольшого зла". Порок не может служить примером для окружающих.
Устами Гоголя Меньшиков напоминает читателю: «Плохие критики, лишенные религии и философии, писали и пишут, будто смех исправляет нравы. Какая это плачевная ошибка! Смех в действительности скорее примиряет с дурным, чем вооружен против него».
«Усовершенствуйте людей, — призывает критик, — развейте их сознание, возмутите их спящую совесть, зажгите сердце состраданием и любовью, сделайте людей несклонными ко злу — и зло рухнет, в каких бы сложных и отдаленных формах оно не осуществлялось — в общественных, экономических, государственных».

Самый большой укор делали и делают критики творчества Меньшикова называя его ярым националистом.

Да, в своих трудах он призывал русских людей к самосохранению русской нации, к отстаиванию хозяйских прав русских на своих территориях.
Но, национализм Меньшикова не агрессивный, национализм не захвата или насилия, а, как он выражался, национализм честного разграничения одних наций от других, при котором только и возможны хорошие отношения между нациями. Его национализм не собирался никого уничтожать, как это неоднократно ему приписывали различные недоброжелатели. Он лишь собирался оборонять свою нацию.

«Мы, — писал Меньшиков, — не восстаем против приезда к нам и даже против сожительства некоторого процента иноплеменников, давая им охотно среди себя почти все права гражданства. Мы восстаем лишь против массового их нашествия, против заполонения ими важнейших наших государственных и культурных позиций. Мы протестуем против идущего завоевания России нерусскими племенами, против постепенного отнятия у нас земли, веры и власти….».
И неожиданным завершением многолетней эволюции "меньшиковского национализма"? стали такие слова, которые он напишет на закате своей жизни:
"Мы еще во власти невежественных суеверий, и все еще немец кичится тем, что он немец, а индусу хочется быть индусом. Но это быстро проходит. Суеверие национальности пройдет, когда все узнают, что они смесь, амальгама разных пород, и когда убедятся, что национализм - переходная ступень для мирового человеческого типа - культурного. Все цветы - цветы, но высшей гордостью и высшей прелестью является то, чтобы василек не притязал быть розой, а достигал бы своей законченности. Цветы не дерутся между собою, а мирно дополняют друг друга, служа гармонии форм и красою".

Февральская революция 1917 года закрыла газету “Новое время” и оставила Меньшикова без любимого дела.
Он принимает решение вместе с женой Марией Владимировной и детьми уехать в уездный город Валдай Новгородской губернии, где у него был собственный дом.
Дом в этом тихом городке Михаил Осипович купил в 1913 году как дачу. Сюда приезжал с семьей каждое лето. Он очень любил это место: Валдайское озеро, дивный островной Иверский монастырь. Он обретал здесь покой, счастье в своих любимых детях, великую радость общения с родными, ближними, с друзьями, навещавшими его.
Оставшись с большой семьёй (6 детей) практически без средств к существованию, Меньшиков некоторое время работал конторским служащим на Валдае.
Летом 1918 года в ряде мест, в том числе и в Валдайском уезде, произошли выступления против политики, проводимой местными советскими властями. Понятно, что пожилой, с плохим зрением отец многочисленного семейства, отошедший от всякой политической деятельности, ни в каких выступлениях не участвовал. Но приехавшая для расследования восстания комиссия вспомнила статьи публициста по еврейскому вопросу.
Меньшиков был арестован и 20 сентября 1918 года – и расстрелян.

Статьи и очерки Михаила Осиповича Меньшикова после расправы над ним находились под запретом в нашей стране вплоть до начала 1990-х годов. А само имя его было предано анафеме. Писатель был обречен на литературное "несуществование". И даже сейчас творения Меньшикова все еще с трудом пробивают себе дорогу, в том числе на его родной Псковщине...

...Семьдесят пять лет спустя родные добились (в данном случае это оказалось весьма непросто) реабилитации знаменитого писателя.
В 1995 году новгородские писатели при поддержке администрации и общественности Валдая укрепили на усадьбе Меньшикова мраморную мемориальную доску. Последние строки на ней гласят: "Расстрелян за убеждения".
Читатель, впервые встретившийся с литературной критикой и публицистикой М.О.Меньшикова, написанной сто лет назад, может воскликнуть, что она нисколько не устарела.
Спустя многие десятилетия слышим простые, верные слова: "Там, где нация начинается горбатыми от сверхсильного труда женщинами, там она оканчивается психически горбатыми мужчинами", что "основным благом всякого народа следует считать правильно поставленный труд", что "нельзя любить и нельзя гордиться тем, что считаешь дурным" и что "нельзя великую страну держать под спудом, нельзя считать обнаружение правды преступлением".

Примечания
Статистическо – географический словарь Опочецкого уезда Псковской губернии .- Псков, 1895.
Полубеево, сельцо Еженской волости, Острейского прихода, при реке Великой, от Опочки 57 верст, от волости 7 верст, строений 8.
Юшково, Еженской волости. От Опочки 60 верст, от волости 6, при реке Великой, при озере Черессо, Острейского прихода.
Заборье, сельцо 2 стана Еженской волости, Хвоинского прихода. От Опочки 57 верс, от волости 7 верст,строений 28, при реке Великой.


Т. Яковлева –
гл. библиограф Пустошкинской библиотеки.
[ Вернуться в раздел История и краеведение: | Вернуться в главный раздел ] Страница для печати Послать эту статью другу
- Генерация страницы: 0.054805 секунд -